Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 489
Главная » 2012 » Апрель » 25 » Насколько ясно видят ясновидящие.
Насколько ясно видят ясновидящие.
21:52
Есть в Москве Комитет спасения молодежи от тоталитарных сект. Как-то одна его сотрудница провела простой эксперимент. Взяв фотографию подруги, умершей много лет назад, она посетила десять экстрасенсов-целителей, которые, согласно рекламе, определяли заболевание человека по фотографии. Чего только не надиагностировали ясновидящие эксперты! Вывод же каждого был один: умершая должна срочно прийти к ним на лечение, и, как они обещали, за определенную плату она получит здоровье.

Впрочем, феномен ясновидения существует. В жизни Ф.М. Достоевского был один примечательный случай, произошедший в 1877 году. Вот как описывает это супруга Достоевского Анна Григорьевна Сниткина: «В эту осень довольно часто бывал у нас большой поклонник таланта моего мужа писатель Всеволод Сергеевич Соловьев. Однажды, придя к нам, он рассказал мужу, что познакомился с интересной дамой, г-жой Фильд, которая, определив очень верно его прошлую жизнь, предсказала ему некоторые факты, которые, к удивлению его, уже сбылись. Когда Соловьев направился домой, то вместе с ним вышел и мой муж, делавший по вечерам продолжительную прогулку. Дорогой муж спросил Соловьева, далеко ли живет г-жа Фильд, и, узнав, что она живет близко, предложил ему зайти к ней теперь же. Соловьев согласился, и они направились к гадалке. Г-жа Фильд, конечно, не имела понятия, кто был ее незнакомый гость, но то, что она предсказала Федору Михайловичу, в точности сбылось. Г-жа Фильд предсказала мужу, что в недалеком будущем его ожидает поклонение, великая слава, такая, какой он даже и вообразить себе не может, – и это предсказание сбылось на пушкинском празднестве! Сбылось, к большому нашему несчастию, и печальное ее предсказание о том, что в скором времени мужа постигнет семейное горе, – умер наш милый Алеша! О печальном предсказании гадалки Федор Михайлович сообщил мне уже после нашей утраты»[1].

Сама по себе способность что-либо прозревать или черпать откровения из мира иного не заключает в себе чего-либо невозможного. Весь вопрос состоит в том, кто же именно подает откровения. В Евангелии мы встречаем удивительную ситуацию. Апостолы еще сомневались во Христе как Мессии, а бесноватые уже кричали: «Ты Христос, Сын Божий!» (Лк. 4: 41). Так темные духи через подвластных им людей провозглашали видимо правду и истину. Значит, надо было им верить? Но Сам Господь «запрещал им сказывать, что они знают, что Он Христос» (Лк. 4: 41). «Замолчи и выйди из него» (Мк. 1: 25), – обычно говорил Он невидимому прорицателю, вещавшему посредством одержимого человека. Спаситель не желал, чтобы истина провозглашалась нечистыми устами, как сказано в Священном Писании, «неприятна похвала в устах грешника, ибо не от Господа послана она» (Сир. 15: 9). Ведь темные силы, воспользовавшись доверием людей, непременно примешали бы к истине ложь.

В книге Деяний святых апостолов также описывается весьма поучительная история, наглядно вскрывающая природу ясновидения. Речь идет об одном из миссионерских путешествий апостола Павла, когда он пришел в город Филиппы. Павлу сопутствовал евангелист Лука, который поэтому ведет повествование от первого лица: «Случилось, что, когда мы шли в молитвенный дом, встретилась нам одна служанка, одержимая духом прорицательным, которая через прорицание доставляла большой доход господам своим» (Деян. 16: 16). Здесь прямо сказано, что одержимость может проявляться не только в неадекватном поведении, страшных телодвижениях или неразумных звуках, но и в благовидной форме прорицаний, то есть в ясновидении. «Идя за Павлом и за нами, она кричала, говоря: сии человеки – рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения. Это она делала много дней» (Деян. 16: 17–18). Казалось бы, ради склонения людей на свою сторону надо воспользоваться пророчеством авторитетной ясновидицы, говорившей очевидную правду. Как же реагирует святой апостол? «Павел, вознегодовав, обратился и сказал духу: именем Иисуса Христа повелеваю тебе выйти из нее. И дух вышел в тот же час» (Деян. 16: 18). Святой апостол однозначно прекращает ясновидение ради свободы как своей проповеди, так и одержимого человека от темного, лукавого духа. Итогом стало гонение на Павла со стороны господ ясновидящей служанки, утративших с этой поры доход от ее прорицаний. Впрочем, это было куда лучше, нежели принятие бесовской услужливости.

Итак, из текста Священного Писания видно, что предсказания могут исходить от демонов. При этом важно учесть, что бесы, в отличие от ангелов, не знают истинного будущего человека. Ведь ангелам будущее может открыть Бог, а бесам недоступно прозрение, подаваемое Духом Святым. Стало быть, демоны не могут подлинно предсказывать и пророчествовать. Но падшие духи, по самой своей природе, обладают более тонким интуитивным чутьем, прекрасно знают человеческую психологию и поступки, они видят сложившуюся жизненную ситуацию, умеют строить логические предположения о последствиях, поэтому темные духи не столько провидят, сколько анализируют возможное будущее человека, сообщают это спириту или прорицателю, а тот передает своему посетителю. Кроме того, они могут предсказывать то, что потом сами будут устраивать своим темным влиянием.

Преподобный Антоний Великий объяснял, каким образом демоны могут выдавать себя за прорицателей: «Нередко сказывают они за несколько дней, что придут братия, и те действительно приходят. Делают же это демоны не по заботливости о внимающих им, но чтобы возбудить в них веру к себе и потом, подчинив уже их себе, погубить… Что удивительного, если кто, имея тело, тончайшее тела человеческого, и увидев вступивших в путь, предваряет их в шествии и извещает о них?.. Иногда велеречиво объявляют они о воде в реке Ниле, увидев, что много было дождей в странах эфиопских, и зная, что от них бывает наводнение в реке; прежде, нежели вода придет в Египет, прибегают туда и предсказывают… Так произошли языческие прорицалища, так издавна люди вводимы были в заблуждение демонами»[2].

Надежда на ясновидящих часто подводила суеверных людей. Святой Киприан Карфагенский в трактате «О суете идолов» приводит сведения о римских консулах, которые поверили благоприятным для них предсказаниям о победе, вступили в битву, но в итоге одни были убиты, а другие взяты в плен. Напротив, консул Цезарь прямо пренебрег прорицаниями, запрещавшими плыть в Африку прежде зимы, добрался благополучно и победил. Римский историк Светоний приводит сведения о том, как представитель низшего сословия Телеф задумал напасть на императора Августа и на сенат только лишь потому, что обольстился пророчеством, сулившим ему высшую власть[3].

Весьма уместны здесь слова святителя Иоанна Златоуста: «Пророчество есть по преимуществу дело Божие, которому демоны даже подражать не могут, сколько бы ни усиливались. В чудесах еще может быть и некоторое обольщение, но предсказывать будущее с точностью свойственно только одному Вечному Существу. Если же когда-либо и демоны это делали, то только для обольщения неразумных, потому и провещание их всегда легко изобличить во лжи»[4].

Наглядной иллюстрацией подобной истины служит пример, записанный дореволюционным автором – священником Григорием Дьяченко: «Две сестры в ночь на святую Пасху пожелали узнать о своем будущем. Они решили подслушивать под окнами в конце деревни. Вдруг им представилась похоронная процессия и старшая из них лежащею во гробе. Младшая в испуге убежала домой, а старшая сестра тут же упала на землю без чувств. Она помешалась в рассудке и проболела три месяца. Теперь она уже старуха лет семидесяти. И все время после этого несчастья она своими увещеваниями отговаривала многих молодых девушек и женщин от неразумных искушений – пытать неведомое будущее»[5].

Но как относиться к тому, что в предсказаниях бывает что-либо и от правды? По словам святителя Иоанна Златоуста, «таково одно из ухищрений диавола, что он к самой истине всегда примешивает заблуждение, прикрашивая его разными подобиями истины, чтобы тем легче обмануть легковерных»[6]. Обращаясь к ясновидящим, гадалкам, спиритам и всем иным подобным провидцам, мы рискуем попасть под воздействие сил зла, которые непременно причинят вред. Например, в XIX веке был очень развит спиритизм в форме стологадания, и святитель Филарет Московский описывает один подобный случай в письме к наместнику Троице-Сергиевой лавры преподобному Антонию (Медведеву): «Стологадатель по направлению стола лечил девочку, но ей становилось хуже. Наконец он спросил у стола, что это значит. Стол сказал, что девочка через несколько дней умрет и потом через три дня воскреснет. Девочка умерла, но не воскресла, а стологадатель и сестра его, участвовавшая в том же, повредились в уме… Я советовал повезти его к преподобному Сергию и обратиться к Вам, чтобы Вы устроили совершение над ним молитв»[7].

Одна наша современница, обладающая «даром» ясновидения, отваживавшаяся даже помогать милиции в расследовании преступлений, заверяла, что входит в контакт с душами усопших, и потому погибшие от преступников якобы сами рассказывают подробности своей смерти, даже показывают место нахождения их тел (если таковые считались потерянными). Среди множества бывших ей «откровений» ясновидящая выделила одно: как-то она увидела душу Ленина, с улыбкой идущего ей навстречу. Вождю революции провидица задала животрепещущий вопрос: «Где ты сейчас находишься? В раю?» «Нет», – ответил он. «В аду?» – допытывалась она. «Нет», – опять сказал он. «Так где же ты?» – удивилась провидица. «Здесь, на земле». – «Но почему?» – «Потому что меня не хоронят».

На этом примере убедительно видно, что оккультным откровениям сопутствует очевидное суеверие. Они неразрывны друг от друга так же, как неотделимо тление трупа от исходящего от него зловония. Человек наивно думает, что душа остается здесь только потому, что тело его не закопано в землю, как будто бессмертная душа бесконечно привязана к непогребенному телу. В подобных заблуждениях заинтересованы невидимые искусители, готовые ради нашей погибели «открыть» все что угодно, за исключением того, что принесет спасение нашей душе.

По большей же части люди обращаются к ясновидящим потому, что им хочется знать свое будущее. Вот это любопытство знать будущее уже само по себе вскрывает глубокое неразумие человека. Как бы ни оправдывалось подобное любопытство, духовные причины его скрываются в нежелании жить настоящим, потому что человек привык терять время впустую, растрачивать себя на суету и бессмыслицу. Святитель Василий Великий учил: «Не любопытствуй о будущем, но располагай настоящим в пользу. Ибо какая тебе выгода предвосхитить ведение? Если будущее принесет тебе нечто доброе, то оно придет, хотя ты и не предузнал. А если оно скорбно, какое для тебя приобретение наперед томиться скорбью? Хочешь ли удостовериться в будущем? Исполняй предписанное евангельским законом и ожидай наслаждения благами (то есть духовными благами в Божием Царстве за исполнение заповедей на земле. – В.Д.[8].

Обращение к астрологам, предсказателям, хиромантам, ясновидящим и т.п. связано с тем распространенным заблуждением, что будущее рассматривается как заранее прописанная, готовая история. Будущее уподобляется тексту, запечатанному в конверт, который не открывается обыкновенному человеку, но который можно прочесть с помощью тайного знания, – как бы приоткрыть конверт и подглядеть, что там. На самом же деле картина нашего бытия совершенно иная. Будущее не известно не потому, что мы его не можем прочесть, а потому, что его просто нет, ибо оно формируется нашей реальной жизнью. Этот текст вовсе и не запечатан от взора желающих знать, а пишется ежедневной жизнью. Будущее нам не известно и по той важной причине, что человек наделен свободной волей, а раз он свободен в своих действиях, нет строго прописанного будущего. Конечно, Бог приоткрывал что-то из будущего людей. Но это связано не с тем, что Бог заготовил людям неизменную, заранее предначертанную судьбу, а потому, что Он вне нашего ограниченного мира, и Его всепроникающему взору открыты глубины наших сердец, наши свободные решения и произволения. Таким образом, Господь Бог ведает, какого человека призвать к определенному жизненному пути. Есть Божий план о жизни каждого из нас, но реальная судьба слагается из нашего личного взаимодействия с Божественным Промыслом, откликом на Божий призыв или нежеланием откликаться и Божиих попыток привести нас ко спасению. Все это и созидает наш дальнейший жизненный путь.

Повторим, что многие люди, к сожалению, находятся в ошибочном положении. Им любопытно узнать будущее, тогда как настоящее уже не интересно. Суть этого в том, что человек рассеивает себя на грехи, всевозможные суетные дела, поэтому в настоящем не испытывает полноты жизни, а в будущем он полагает хоть какую-то надежду на разнообразие и успех и потому заранее хочет заглянуть туда. А ведь обращать свой взор надо, прежде всего, к Богу, в руках Которого и настоящее человека, и его будущее, и даже прошлое: за покаяние в прошлых грехах Господь их изглаживает, устраивая тем самым для человека самое лучшее будущее и делая более счастливым настоящее.




[1] Достоевская А. Г. Воспоминания. М., 2002. С. 293. Считаем нужным привести и более подробное описание этого события из «Воспоминаний о Ф. М. Достоевском» писателя Всеволода Соловьева, сопровождавшего Достоевского к гадалке. Здесь ярко засвидетельствована характерная для ясновидящих оккультистов особенность: «откровения» излагаются в самых общих чертах, без конкретики, смутно, размыто и вкрадчиво, с примесью многих нелепиц. Впрочем, сам Достоевский так не считал. Совершенно же точно то, что к угадыванию истинных событий примешивалось и много ложного. Приведем рассказ в сокращении:
«Просидев часов до четырех, я уже собрался уезжать, как вдруг он (Достоевский) остановил меня и спросил:
– Да, вот чуть было не забыл… Вы знаете гадалку-француженку Фильд?
– Несколько лет тому назад, – отвечал я, – одна моя знакомая старушка, жившая тогда в Москве, упросила меня побывать у этой Фильд, показать ей ее фотографический портрет, выслушать то, что она скажет, и затем сообщить ей. Старушка уверяла меня, что Фильд эта никак не может назваться обыкновенной гадалкой, что это замечательная предсказательница; при этом она передала мне много интересных случаев ее сбывшихся пророчеств. Я мало заинтересовался этими рассказами, но, желая исполнить обещание, данное мною почтенной старушке, приехав в Петербург, сейчас же отправился с ее портретом к этой француженке.
– Ну и что же? Какое она произвела на вас впечатление? – живо и с видимым интересом спросил Достоевский.
– Странное. Это маленькая, живая старушка с какими-то особенными, черными глазами и необыкновенным даром слова. Она меня совсем заговорила и заинтересовала, потому что очень верно и определенно описала характер моей знакомой, с портретом которой я явился…
– Неужели вы ее ничего относительно себя не спросили?
– Спросил. Она предсказывала мне больше часу, наговорила много вздору, но в числе этого вздора сказала и такие вещи, которые, как мне тогда казалось, никаким образом не могли случиться и которые, тем не менее, случились со мною во всех мельчайших подробностях, ею предсказанных. Я был у нее еще раз, и она опять говорила мне много вздору и много правды. Во всяком случае, это интересная женщина, и, мне кажется, у нее бывают минуты вдохновения.
– Ну вот… Да, все это именно то, что я уж не раз про нее слышал… Вы знаете ее адрес? Пойдемте сейчас же, я хочу знать, что она мне скажет!..
Мы отправились. Фильд жила в том же доме и приняла нас. Федор Михайлович был очень серьезен. Он попросил ее, чтобы она предсказывала ему в моем присутствии. Но француженка решительно отказалась: это было не в ее правилах.
– В таком случае делать нечего, – шепнул он мне, – но я даю вам слово, не утаив, рассказать вам все, что она мне скажет.
Я остался ждать в крохотной гостиной и проскучал больше часу. Наконец Достоевский вышел. Он был взволнован, глаза его блестели.
– Пойдемте, пойдемте! – таинственно шепнул он мне.
Мы вышли и отправились пешком. Он несколько минут шел молча, опустив голову. Потом вдруг остановился, схватил меня за руку и заговорил:
– Да, она интересная женщина, и я рад, что мы к ней отправились. Может, она и наврала, но я давно не испытывал такого сильного впечатления. О, как она умеет обрисовывать людей! Если б вы знали, как она рассказала мне мою обстановку!
– Что же она вам говорила? Ведь вы дали мне слово рассказать все без утайки!
– И расскажу, только не распространяйте этого между посторонними до времени; может, все наврала, глупо выйдет…
Он передал мне все, что она говорила ему о различных его семейных обстоятельствах. Потом оказалось, что больше половины не сбылось, но кой-что и сбылось. Она сказала ему, между прочим, что весною у него будет смерть в доме. И хотя в подробностях этого предсказания было много вздорного, но смерть действительно случилась тою же весною: умер его маленький сын, внезапная кончина которого сильно потрясла его. Но дело не в этом, а в других предсказаниях. Не догадываясь, кто он, и не умея определить его деятельность, Фильд предрекла ему большую славу, которая начнется в скором времени.
– Она сказала, – говорил он, – что меня ожидает такая известность, такой почет, о которых я никогда не мог и мечтать. Поверить ей, так меня на руках будут носить, засыпать цветами – и все это будет возрастать с каждым годом, и я умру на верху этой славы… Но вот, голубчик, может быть, она врунья, только интересная… интересная врунья! А ведь я все-таки же теперь и буду ждать этой славы, и уж это утешительно!
– Хорошо, что она предсказала вам славу, – заметил я, – но ведь вот же она предсказала и семейное горе…
– Да, и я теперь так и думаю, что оно наверное будет. Я вам говорю: она произвела на меня очень сильное впечатление. Ведь другие говорят общими местами, более или менее ловко, но сейчас же и замечаешь шарлатанство, каждое предсказание можно повернуть так или иначе – ну, а у нее все ясно, определенно. Интересная женщина!..
Я оставил его в очень возбужденном состоянии. Вернувшись домой, я застал у себя моего брата, в тот же вечер у меня был Аполлон Николаевич Майков, и так как они оба были близки с Федором Михайловичем и я знал, что сообщенное им не будет распространено, то и решился рассказать им подробности предсказания, сделанного француженкой. Потом и сам Федор Михайлович сообщил кой-кому об этом предсказании. Ему не долго пришлось дожидаться его исполнения: всеобщее сочувствие, горячее поклонение молодежи пришли внезапно, усиливаясь с каждым днем, выражаясь шумными овациями, подносимыми венками и цветами. Достоевский достиг такой популярности, какая еще никогда не выпадала на долю русского писателя… И он скончался на верху этой славы…»
[2] Афанасий Великий, святитель. Житие преподобного отца нашего Антония // Афанасий Великий, святитель. Творения. Т. 3. М., 1994. С. 205–206.
[3] См.: Светоний Гай Транквилл. О жизни цезарей. СПб., 1998. С. 53.
[4] Иоанн Златоуст, святитель. Беседы на Евангелие святого апостола Иоанна Богослова // Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений. Т. 8. Кн. 1. М., 2002. С. 127.
[5] Дьяченко Григорий, протоиерей. Духовный мир. Рассказы и размышления, приводящие к признанию бытия духовного мира. М, 1900. С. 325–326.
[6] Иоанн Златоуст, святитель. Толкование на святого Матфея Евангелиста // Иоанн Златоуст, святитель. Полное собрание творений. Т. 7. Кн. 2. СПб., 1901. С. 481.
[7] Письма митрополита Московского Филарета к наместнику Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандриту Антонию. Т. 3. М., 1884. С. 299. В настоящее время сеанс по спиритизму выглядит несколько иначе. Обычно участники садятся за стол таким образом, чтобы создать замкнутый круг. На всех присутствующих, а также в самом помещении, по правилам магии, не должно быть крестов, икон или других святынь, иначе беседа с потусторонним миром не получится. Руки все подносят к блюдечку, располагаемому в центре стола, которое после заданного вопроса начинает двигаться к буквам, помещаемым вокруг блюдечка. Как полагают спириты, они общаются с умершими; на самом же деле это обыкновенная форма обольщения темными духами. В XIX веке стол издавал определенный стук. Вот как пишет о спиритизме святитель Феофан Затворник: «Что спиритизм? – Бесовство. Бесы морочат… Из Санкт-Петербурга писала одна красавица, что спирит некто стал при ней спиритить, желая показать ей дивность спиритизма. А она стала читать "Да воскреснет Бог”. Тот посидел-посидел… без толку, и сознался: "Нет, нейдет, вы неверующая”. Она же истинно верующая, а не верует спиритским бесовским хитростям. На Кавказе же был такой случай, что благочестивое семейство увлеклось спиритством: муж, жена, брат мужа и еще кто-то… и начали добывать откровения… Наконец встретилось какое-то сильное противоречие в показаниях. Они – пытать того, кто говорил. Он отвертывается, но неудачно. Кто-то из заседавших обратился к нему с такой речью: "Заклинаем тебя именем истинного Бога, скажи нам: кто ты?” Тот отвечал: "Я бес”. – "Что же ты нас морочишь?” – "В надежде, – отвечал он, – навесть вас или на мысли ложные, или на дела недобрые”… С тех пор семейство то распростилось с спиритизмом»(Феофан Затворник, святитель. Рукописи из кельи. М., 2008. С. 646).
[8] Василий Великий, святитель. Творения. Ч. 1. Сергиев Посад, 1900. С. 259

Источник: Православие.ру
Просмотров: 216 | Добавил: missia | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Форма входа
Календарь новостей
«  Апрель 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz